Министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров на встрече с журналистами 23 сентября 2019 года сообщил, что Минсельхоз РК снизил прогноз валового сбора зерна в стране на этот год до 18 – 18,5 млн тонн. «По оперативной информации на сегодняшний день, мы на 1,2 миллиона тонн меньше собрали, чем в прошлом году. Но итоговые цифры покажут, когда мы полностью соберем урожай. Еще идет уборка, на сегодняшний день мы собрали 70 процентов урожая», — заявил министр в сентябре. В минувшем июне министерство прогнозировало, что урожай в этом году будет на уровне прошлого — 20,3 млн тонн.

Погодные условия негативно сказались на урожае в Костанайской и Актюбинской областях. Аномальная жара привела не только к снижению урожайности, но и качества зерна. Рынок уже реагирует на ситуацию — спрос на зерно растет, вслед за ним и цены; южные соседи РК, основные наши импортеры, с тревогой ждут, каким будет урожай в Казахстане.

- Реклама -
подписка на печатную версию

Ожидание и реальность

Падение объемов производства зерновых в 2019 году — не только казахстанская проблема. По данным Минсельхоза США, прогноз мирового урожая пшеницы снизится на 9 млн, до 772 млн тонн. После публикации июльского отчета цены на пшеницу на чикагской и парижской бирже поползли вверх после затяжного снижения. В отчете также был прогноз по Казахстану — американские аналитики говорят о снижении прогнозных объемов производства пшеницы на 1,5 млн тонн (11,2%), до 11,5 млн тонн. Напомним, что в начале года в сводках Минсельхоза РК фигурировал прогноз о 19,5 млн тонн зерновых в бункерном весе.

Урожай 2019‑го может оказаться на уровне 2012‑го, который оказался самым плохим годом зерновиков за десятилетие

Директор исследовательского бюро «Зерновые и масличные» Виктор Асланов приводит данные областных управлений сельского хозяйства: по всему Казахстану к концу сентября убрано более 64% площадей, намолочено 10,9 млн тонн зерна, а урожайность составила 11,2 центнера с гектара. «C процентовкой по сбору урожая можно согласиться, действительно, фермеры понимают, что погода очень капризная, особенно в сентябре, и они используют каждую секунду. С данными по урожайности я не согласен», — говорит г‐н Асланов. Проблема заключается в том, что у отраслевого ведомства нет своего собственного источника по сбору и наблюдению за оперативной информацией.

Сводки по урожайности, которые поступают в Минсельхоз, подготавливаются областными управлениями сельского хозяйства. По мнению г‐на Асланова, существует риск того, что местная власть может на эту сводку повлиять. Соблазн приписать какой‐то объем к урожаю есть и у ответственных сотрудников МСХ, которые делают и оперативные сводки, и финальный свод статистики.

Прогноз в 19,5 млн, по данным г‐на Асланова, не столько прогноз МСХ, сколько Минфина: эта цифра фигурирует в трехлетнем бюджете: «Поскольку вся вертикаль власти подчинена этим цифрам, Минсельхозу не остается ничего, кроме как опираться на них и повторять этот прогноз».

«Зерновые и масличные» создали альтернативную картину урожая этого года: предварительные итоги опроса казахстанских фермеров, работающих на более 60% посевных площадей, показывают, что урожайность в этом году будет значительно ниже всех прогнозов Минсельхоза РК. Урожай 2019‑го может оказаться на уровне 2012‑го, который оказался самым плохим годом зерновиков за десятилетие (валовый сбор — 12,8 млн тонн). «Прогнозы очень тревожные, потому что 2012 году предшествовал 2011 год, который был рекордным по производству. После него все, что произвели в 2011 году, мы реализовать не смогли, и эти большие запасы в 2012 году помогли сбалансировать ситуацию. Кроме того, ситуацию сбалансировал экспорт: накопились большие объемы и цена была высокой», — напоминает директор ЗМ. По его словам, переходящий запас зерна в нынешнем году был практически нулевой, даже несмотря на то, что статком писал о 4,6 млн тонн.

Удар по качеству

По данным ЗМ, на юге Казахстана получен небольшой, но качественный урожай зерна. На небольшом кусочке Костанайской области и в четырех районах Северо‐Казахстанской (СКО), где более лесистая местность, можно увидеть, что июльская жара сказалась в меньшей степени — качество и объемы урожая здесь не сильно просели. По всей остальной посевной площади центральной и северной части республики аномальная жара ударила сильно. Согласно данным управления сельского хозяйства Костанайской области, в этом году урожай зерновых составит около 2,7 млн тонн против прошлогодних 5 млн тонн, хотя засеяно было почти 4 млн га.

Костанайская область, несмотря на небольшой островок черноземов, понесла наибольший урон — к прошлому году, по данным ЗМ, прогнозируется сокращение сбора на 40%. За счет северного участка черноземов СКО выходит на уровень прошлогоднего урожая, а в Акмолинской области аналитики ЗМ прогнозируют падение на 15%, в Карагандинской области объемы сократятся на 10%. Вместе с сокращением объемов ухудшается и качество зерна, правда, меньшими темпами.

«Акмолинская область — традиционный ареал высококачественного зерна, несмотря на все условия, они вышли на тот же объем качественного урожая», — рассказывает г‐н Асланов. В то же время, рассказывает эксперт, костанайские аграрии надеялись, что по качеству у них получится так же, как в Акмолинской области, однако они получили пшеницу качеством не выше 3‑го класса. На севере из‐за резкого снижения температуры кондиции пшеницы оцениваются 4 – 5‑м классом. В целом посевы в лесостепных зонах всегда страдают по качеству. Виктор Асланов считает, что казахстанские фермеры в целом не интересуются производством качественного зерна.

По его словам, спрос импортеров сосредоточен на зерне 4‑го класса: пищевая химия шагнула вперед, существуют добавки, которые решают проблему низкокачественного зерна при производстве хлебобулочных изделий. «В итоге наши фермеры задумались: зачем выводить дорогие сорта и заниматься качественным производством, если к осени 4 – 5‑й класс будет сверхвостребован?» — объясняет он.

Ухудшение качества, снижение урожайности, повышение цен на зерно — все это может привести к новому росту себестоимости на продовольственном рынке страны, что повлечет рост инфляции. Поскольку ситуация в зерновой отрасли в этом году складывается неблагоприятная, стоит ожидать повышения цен на другое продовольствие, для которого зерно является основным сырьем (хлеб, мясо). Кроме того, отечественный рынок раскачивается экспортным спросом — южные соседи просят хлеб, в то время как правительство задумывается, хватит ли зерна на собственное потребление.

Тренды и обязательства

«Цена растет фантастическими темпами, однако в последние недели мы видим замедление. Активной торговли пока нет, фермеры пока еще в поле», — говорит Виктор Асланов. По его мнению, решение вопроса с вероятным дефицитом зависит от того, сколько сможет предложить Россия. По последним данным Продкорпорации, запасы пшеницы — 500 тыс. тонн, это позволит сдержать рост цен максимум на месяц после окончания сбора урожая. Единственным возможным выходом из ситуации видится закуп государством как минимум 2 – 3 млн тонн зерна для того, чтобы сезон прошел без сильного роста цен. Кроме того, как минимум столько же зерна потребуется для исполнения обязательств перед южными соседями.

По мнению г‐на Асланова, в Казахстане в этом году меньший объем предложения, а импортная потребность содружественных стран осталась той же. «Я это называю не экспортным потенциалом, а экспортными обязательствами. Казахстан в части пшеничного сектора во всех отчетах и сводках фигурирует как донор для Центральной Азии», — объясняет он. Текущий прогноз по производству мягкой пшеницы эксперты ЗМ оценивают в 9,5 млн тонн. Теперь к арифметике: 2 млн тонн нам нужно для собственного потребления, еще 2 млн нужно сохранить на семена, 1,5 млн тонн — на фураж.

«Четыре миллиона тонн — это весь наш экспортный потенциал в этом году, хотя это лишь среднегодовая потребность четырех стран: Узбекистана, Туркменистана, Кыргызстана, Таджикистана. То есть говорить о наших амбициях в сторону Китая, Кавказа и Афганистана не приходится», — сетует г‐н Асланов. Эксперт считает, что сейчас мы подходим к такому моменту, когда правительству следовало бы разобраться в отечественном зерновом секторе, проговорить все проблемы. «Может, мы заигрались в диверсификацию, может, недостаточным объемом знаний фермеры обладают или селекция не в ту сторону работает. Минсельхоз много делает, но за новыми приобретениями остаются на своем месте старые проблемы», — резюмирует эксперт.

Проблемы с урожаем в этом году, угроза, нависшая над экспортными обязательствами перед южными соседями, и планируемое сдерживание роста цен — перед Минсельхозом возникает один из самых важных вызовов последних как минимум пяти лет. Учитывая то, что цены на солярку, обслуживание импортного оборудования и оплату труда идут только вверх, каждую из этих проблем решать будет еще сложнее. Для того, чтобы решить большую их часть, правительству придется закупать дорогую пшеницу у России, при этом продавая дешевую южным соседям.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here